• 22.01.2018
    Самые интересные места Нью-Йорка

    Нью-Йорк – это центр американской культурной жизни, мировой лидер в сфере развлечений и моды, а также финансовая столица мира. Здесь вы сможете посетить очень много интересных мест. Статуя Свободы... 
    Читать полностью

  • 22.01.2018
    Зрелища Нью-Йорка

    Зрелищные виды спорта для Нью-Йорка – то же, чем были для Древнего Рима бои гладиаторов. Сравнение представляется тем более справедливым, если учесть, что центральная спортивная арена города... 
    Читать полностью

  • 22.01.2018
    Нью-Йорк — развлечения нон-стоп

    Город Нью-Йорк – это развлечения „нон-стоп”. Каковы бы ни были ваши вкусы в плане развлечений – город удовлетворит их в полной мере. Здесь существует лишь одна проблема – как максимально воспользоваться... 
    Читать полностью

  • 22.01.2018
    Нью-Йорк – это город контрастов

    Нью-Йорк, город, который никогда не спит, наверняка, может понравиться всем и каждому, кому-либо своей богатой культурой, другому – большим выбором магазинов и мероприятий, тусовщику раскрыты... 
    Читать полностью

Бродвейские и внебродвейские театры

Бродвейские и внебродвейские театры

Когда-то был только Бродвей — «Великий белый путь» примерно из пяти десятков театров, концентрировавшихся в районе Таймс-сквер. Это был довоенный мир блеска и гламура с громкими названиями в обрамлении ярких огней и большим числом звезд на сцене, чем в ночном манхэттенском небе. Затем появилось внешнее, не столь блестящее кольцо внеброд-вейских театров (Off-Broadway), не столь притязательное, с меньшим числом актеров и более дешевыми билетами. Вневнебродвейские подмостки (Off-Off-Broadway) были еще дальше от Бродвея во всех отношениях. А потом общая картина изменилась. Многие старые здания бродвейских театров исчезли в клубах строительной пыли, Театральный район протянулся на запад до Девятой авеню и на север до 53-й улицы, демаркационные линии растворялись по мере повышения общего профессионального уровня и появления все новых талантов.

На практике то обстоятельство, что шоу идет во внебродвейском театре, вовсе не означает, что зрителям предстоит сидеть в пыльных креслах с ближайшей распродажи и смотреть постановку, в ходе которой суфлер работает активнее актеров. Сегодняшнее внебродвейское и даже вневнебродвейское представление завтра может стать настоящим хитом. И тогда, возможно, оно вообще минует Бродвей и сразу отправится покорять мир. Такое уже случалось. На деле экспериментальные театральные произведения, которые ставятся где угодно, от гаража с единственной лампочкой до переоборудованной под театр церкви, нередко оказываются лучшими в мире.

Тем не менее ностальгия продолжает править бал на «Великом белом пути», и отголоски великого прошлого и сегодня слышатся в кулисах, оркестровых ямах и гримерных тех немногих театров, что уцелели с пьянящих времен дотелевизионной эры. Театр «Сент-Ажеймс» (246 W 44th Street) помнит, как в 40-е годы в нем в роли билетерши начинала свою бродвейскую карьеру Лорен Бэколл. Барбра Стрей-занд впервые вышла на поклоны в театре Шуберта (225 W 44th Street), где мюзикл «Кордебалет» шел в течение рекордных 15 лет. Среди эпохальных постановок существующего с 1924 г. театра Мартина Бека (302 W 45th Street) — премьера пьесы Юджина О’Нила «Разносчик льда грядет».

Идея резервирования в центре быстро растущего города места для поросшего травой и деревьями оазиса спокойствия впервые была высказана в 1844 г. поэтом и журналистом Уильямом Калленом Брайантом, однако немало лет ушло на то, чтобы убедить власти не уступать под натиском застройщиков.

Наконец был объявлен конкурс на лучший проект обустройства парка, и в 1860 г. его победители — ландшафтный дизайнер Фредерик Лоу Олмстед и архитектор Колверт Во — приступили к работе.

Для реализации их мечты о пасторальной Валгалле и тогда уже одном из крупнейших городов мира Олмстеду и Во понадобилось 16 лет. Не говоря уже о 14 млн долларов и перелопаченных почти 4 млн м3 грунта и камней.

Работа по превращению практически дикой местности в идиллический сельский пейзаж: с тенистыми рощами, холмами, лугами и озерами — даже с фермерскими постройками и пастбищами, на которых действительно паслись овцы, — была высоко оценена, и авторы активно приглашались преображать ландшафты в другие районы США, включая Капитолийский холм в Вашингтоне.

Печатью гениальности отмечено решение Олмстеда и Во о создании сквозных проездов под причудливым переплетением пешеходных дорожек, вследствие чего транспортные потоки пересекают территорию парка, не нарушая покоя его посетителей.

До наших дней планировка Центрального парка дошла практически в неизменном виде. Проявления гражданского вандализма в виде превращения изумрудных газонов в вытоптанные и местами обнесенные сеткой спортивные площадки были в значительной степени пресечены в результате масштабной реставрации парка, проводившейся в 80-е годы.

Несмотря на репутацию притона для грабителей и наркоманов, уровень преступности в парке ниже, чем в любом другом районе города. В последние годы число полицейских на его территории увеличилось многократно, и сегодня популярность места очевидна, особенно летом в выходные, когда люди приходят сюда тысячами. Даже в разгар зимы, стоит ночью пройти редкому снегопаду, как люди вновь устремляются в парк, на этот раз с санками и лыжами.

И летом, и зимой южная часть парка — отличное место для семейного отдыха. Здесь, в нескольких минутах ходьбы от Коламбассеркл и Гранд-Арми-плаза, вы можете запускать воздушных змеев, перебрасываться фрисби, надевать коньки, загорать или отправляться навестить животных в зоопарке.

Всю информацию о парке можно получить в центре приема с романтичным названием «Молочная ферма» (Dairy). Лежащее чуть севернее «Овечье пастбище» (Sheep Meadow) — популярное место для пикников и бесплатных концертов летними вечерами. Еще севернее можно взять напрокат велосипед или лодку (Loeb Boathouse), а в летнем театре «Делакорт» (Delacorte Theater) бесплатно дают Шекспира. Расположенный поблизости Шекспировский садик засажен растениями, упомянутыми в произведениях великого драматурга.

Другое популярное место для пикников, Большая лужайка (Great Lawn), находится как раз напротив музея «Метрополитен». Еще дальше раскинулось большое озеро «Резервуар», вокруг которого, кажется, никогда не переводятся любители джоггинга (оздоровительного бега).

Менее популярна и, следовательно, менее людна и более спокойна северная часть парка с ее прудами и тремя садами, даром богатого семейства Вандербилтов.

Комментарии запрещены.

Что посмотреть
Практические советы